Как дела у газа авто
Перейти к содержимому

Как дела у газа авто

  • автор:

ГАЗ Vs Volkswagen: как автозавод борется за интересы России

Эксперты называют судебный спор группы ГАЗ с Volkswagen прецедентом для рынка

История вопроса

На этой неделе арбитражный суд Нижегородской области продолжит рассмотрение иска ГАЗа к Volkswagen о компенсации 15,6 млрд рублей убытков. Но чтобы понимать, что теряет Горьковский автозавод с уходом германского партнера, стоит вспомнить предысторию их отношений.

Соглашение о сотрудничестве стороны подписали в июне 2011 года. ГАЗ на тот момент уже активно работал с крупнейшими мировыми компаниями: партнерствовал с германским Daimler по производству LCV Merсedes-Benz, с General Motors — по Chevrolet Aveo. Позже у ГАЗа появились СП с ведущими производителями автокомпонентов — завод поставлял комплектующие не только на свои конвейеры, но и для автомобилей зарубежных брендов, локализованных в РФ: выхлопные системы для Volkswagen и Skoda, штампованные детали для Mercedes-Benz Sprinter, рамы для внедорожников Mitsubishi Pajero Sport, компоненты для двигателестроительного завода Ford, альянса Renault-Nissan и других.

Такой спектр производственных возможностей и отточенная бизнес-модель делали ГАЗ ценным партнером для долгосрочного альянса.

А в условиях действия постановления правительства РФ о промышленной сборке, подразумевающего обязательный выпуск 350 тыс. автомобилей в год, эта ценность возрастала: сотрудничество с российскими производителями стало для иностранных концернов неизбежным.

ГАЗ придирчиво выбирал партнера: с инициативами о совместных проектах к производителю обращались все глобальные бренды, заинтересованные в продвижении на российском рынке. Отдав предпочтение Volkswagen, ГАЗ сделал ставку на максимальные возможности для собственного развития. «Совместный проект с компанией Volkswagen позволит нам модернизировать производственные мощности, развивать компетенции и сохранять лидерство на рынке коммерческого транспорта», — заявляли тогда в компании.

Так и сложилось. Производство полного цикла стартовало в 2012 году с модели Skoda Yeti, затем к ней добавились Skoda Octavia и Volkswagen Jetta. Для его организации ГАЗ, по сути, построил на своей территории еще один завод со всей инфраструктурой и учебным центром, подготовил более 3 тыс. специалистов и локализовал ряд компонентов. Инвестиции в эти процессы оценивались в 300 млн евро.

Volkswagen, очевидно, был доволен сотрудничеством: продуктовая линейка автомобилей постоянно расширялась, более того, концерн регулярно запускал на ГАЗе новые модели, а потом стал поставлять их и в Европу.

Большие планы

В 2017 году стороны продлили соглашение о контрактной сборке до 2025 года. Тогда же стало известно о новом этапе сотрудничества: предприятия договорились о поставке немецких дизельных двигателей для «ГАЗели Next». Важная деталь: обязательства по локализации этих моторов были внесены в специальный инвестконтракт, подписанный ГАЗом в декабре 2018 года с Минпромторгом РФ и правительством Нижегородской области. Инвестиции в проект не назывались, но понятно, что ГАЗ играл вдолгую (СПИК рассчитан до 2028 года) и закладывал на его реализацию значительные силы и средства.

Этот показательный вариант развития отношений попал в публичную плоскость, а сколько их было на самом деле, задекларированных официально и уже прорабатывавшихся, знают лишь сами партнеры. Например, компании строили более масштабные планы по разработке совместных продуктов в сегменте коммерческой техники.

«У нас есть Volkswagen Crafter и MAN TGE, у ГАЗа есть «ГАЗель» — почему бы в будущем не объединить их на одной платформе», — говорил генеральный директор Volkswagen Truck & Bus Андреас Реншлер в интервью немецкому журналу Manager Magazin.

Важный процесс

Этим и другим намерениям теперь не суждено сбыться: в марте 2022 года «Фольксваген Груп Рус» заявил об остановке производств, а затем решил продать свои активы в России и окончательно уйти из страны. По-тихому, как в случае со многими другими западными компаниями, это сделать уже не получится: ГАЗ оценил свои потери от разрыва соглашения о контрактной сборке в 15,6 млрд руб. и в иске, поданном в арбитражный суд Нижегородской области, потребовал их компенсации. По ходатайству ГАЗа арбитраж 17 марта арестовал активы Volkswagen в России — это значит, что до конца судебного процесса германский концерн не сможет их продать.

Судя по реакции Volkswagen, это главное, что его беспокоит: концерн искал покупателя на свой завод в Калуге, причем назывались конкретные претенденты, но ни с одним из них немцы не спешили ударять по рукам. Как сообщалось в СМИ, выбирался претендент, который предложит наилучшие условия сделки.

А в это время на ГАЗе в Нижнем Новгороде — простаивающие конвейеры мощностью 140 тыс. легковых автомобилей в год, потерянные 3 тыс. рабочих мест и многомиллиардные убытки от сорванных обязательств немецкого партнера.

Эксперты говорят о прецедентности судебного процесса: итог разбирательства станет сигналом для других западных компаний. «Сейчас это резонансное дело фактически создаст прецедент: или западная компания заплатит по счетам и остальные поймут, что просто так опрокидывать российских партнеров не получится. Или европейские компании станут повально кидать отечественные корпорации при уходе. И понятно какой вариант — в интересах России», — отмечает профессор ВШЭ Марат Баширов в своем Telegram-канале «Политджойстик».

«На наших глазах создается прецедент тепличного ухода с российского рынка. Прецедент, на который смотрят две тысячи вставших на выход других западных компаний: можно ли уйти из России с выгодой для себя, не покрыв многомиллиардный ущерб российского партнера?», — в своем блоге в Telegram рассуждает доктор экономических наук Никита Кричевский.

За процессом следят и в федеральном парламенте. Депутат Госдумы от Нижегородской области Наталья Назарова призвала Минпромторг РФ взять под контроль ситуацию с уходом Volkswagen без выполнения финансовых обязательств перед ГАЗом. Депутат просит «не допустить такой безнаказанности»: «В сегодняшних условиях, когда недружественные страны воюют против нашей страны на всех фронтах, в том числе и в экономике, промышленности, это недопустимо».

ГАЗ на плаву: как работает нижегородский автозавод Олега Дерипаски

В марте 2023 года каждые 95 секунд с конвейера ГАЗа сходил новый автомобиль, в апреле — каждые 84 секунды (Фото Валерия Нистратова для Forbes)

Продажи легких коммерческих автомобилей в России по итогам 2022 года сократились на 45%, у ГАЗа, который сохранил лидерство в этом сегменте, этот показатель значительно ниже — 34%. По данным исследования «Автостат Инфо», в 2022 году на российском рынке было продано 36 958 машин марки ГАЗ (в 2021-м — 56 015), из них почти 32 000 машин имели шильдик «Газель Next». Производство малотоннажных «газелей» автозавод наладил еще в 1994 году. Машины появились своевременно и стали очень популярны у малого бизнеса — на них перевозили небольшие партии грузов, а с появлением пассажирской версии они массово вышли на городские маршруты. В Музее ГАЗа посетителям показывают исторический документ 1994 года — лист бумаги, на котором заместитель главного конструктора Владимир Носаков записал несколько возможных названий: «Челнок», «Ларек», «Комок», «Фазенда» и «Газель».

В первый год после запуска с конвейера сошло 13 300 «газелей». А уже через пару лет выпускали 125 000 машин под этим брендом ежегодно. Однако большую часть автомобилей продавали по бартерным и вексельным схемам, денег завод почти не получал, а средняя зарплата сотрудников составляла $100.

В 2000 году владельцем ГАЗа стал миллиардер Олег Дерипаска, его компания «Базовый элемент» приобрела контрольный пакет акций. Позже автозавод стал головным предприятием Авол. Дерипаска занялся его спасением, привез в Нижний японских консультантов, которые помогли внедрить систему «кайдзенов», улучшений производства, благодаря которой удалось существенно снизить затраты и оптимизировать рабочие процессы на конвейере.

В 2008 году на автозаводе предприняли попытку возродить выпуск легковых автомобилей «Волга»: у концерна DaimlerChrysler приобрели сборочную линию для седанов и на нижегородской площадке наладили производство автомобиля Volga Siber. Но в 2010-м его пришлось свернуть из-за низких продаж. Вывод машины пришелся на период финансового кризиса, из-за которого в России рухнул рынок, завод тогда перешел на трехдневный режим работы, резко резал затраты по всем направлениям, у него не было средств на продвижение и организацию дистрибуции нового легкового автомобиля, поэтому проект закрыли. В 2011 году было подписано соглашение с Volkswagen о контрактной сборке легковых автомобилей VW и Skoda на Горьковском автозаводе.

В апреле 2018 года Минфин США включил ГАЗ в санкционный список вместе с Олегом Дерипаской. Миллиардер заявлял тогда, что компании грозит банкротство и национализация. Американцы несколько раз переносили сроки исполнения санкций: в отношении Группы ГАЗ они вступили в силу в мае 2022 года.

Партнерство с компанией Volkswagen, которую раньше называли возможным инвестором автозавода, в новых условиях стало нереальным. Из-за «спецоперации»* немецкий концерн решил уйти из России и закрыть производство в Нижнем Новгороде. Выпускать автомобили VW и Skoda Volkswagen прекратил еще в марте 2022-го, после обращения ГАЗа в суд активы немецкого автоконцерна в России были арестованы, однако уже в апреле Нижегородский арбитраж частично снял арест с недвижимости и оборудования. После этого сотрудники автозавода попросили правительство взять под контроль уход Volkswagen из России. По словам председателя рабочих советов ГАЗа Евгения Морозова, сейчас в Нижнем Новгороде простаивают мощности контрактной сборки на 140 000 легковых автомобилей в год.

«Надеемся, что правительство России возьмет под контроль данную ситуацию и не позволит уйти компании Volkswagen из России, не вернув средства нашему предприятию для реализации нового проекта на площадях ГАЗа», — заявил он.

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

На ГАЗе сейчас работает около 20 000 человек. В советские годы, когда здесь производили «волги» и «чайки», а на балансе завода были еще и непрофильные активы, — более 120 000.

В производстве участвует более 600 роботов. Они сваривают, склеивают, окрашивают автомобили. Около 80% операций автоматизировано. Самый технологически продвинутый — сварочный цех. Здесь роботизированные системы немецкой компании Kuka и японской Fanuc полностью вытеснили ручной труд.

В начале 1930-х рядом с будущим автозаводом начали строить соцгород для работников автопрома — жилые дома-коммуны с инфраструктурой. Позже появился так называемый желто-бусыгинский квартал, который проектировали с участием архитекторов ГАЗа. Сейчас это объект культурного наследия. В одном из таких домов жил кузнец-стахановец Александр Бусыгин.

В окрасочном цехе кузова автомобилей пропускают через 13 ванн: обеспыливают, обезжиривают и покрывают фосфатным грунтом. Чтобы защитить кузов «газели» от коррозии, одного только воска на него наносят около 2 кг и более 30 кг герметика. В 2013 году цех полностью реновирован и роботизирован.

20 лет назад Горьковский автозавод по инициативе Олега Дерипаски первым в России начал использовать принципы «кайдзенов» — улучшений производства, основанных на стандартах компании Toyota.

Сотрудник получает премию 600 рублей за каждое улучшение, которое внедрено по его предложению. Самые активные за месяц вносят по 15–20 идей: это помогает повысить производительность, снизить трудозатраты, сократить число ошибок и брака.

За год здесь внедряют около 7000 рацпредложений, поступивших от работников.

Роботы окрашивают кузов «газели» всего за пять минут. Но они пока полностью не могут заменить рабочих редкой профессии — квалифицированных маляров, которые докрашивают из пульверизаторов труднодоступные места в автомобиле.

В декабре 2022 года открылся обновленный музей истории ГАЗа, площадь его увеличилась в два раза, а посещаемость — почти в три.

Реконструкция музея обошлась в 500 млн рублей. Теперь дети могут осваивать профессии автопрома с помощью виртуальной реальности и других технологий. Зона профориентации занимает целый этаж.

Что будет с заводом ГАЗ после введения санкций?

Блокирующие санкции против Горьковского автозавода вступили в силу с 25 мая. Санкции были введены американцами еще в 2018 году, с тех пор Минфин США выдавал лицензию на отсрочку вступления в силу санкций. Теперь лицензию не продлили, и решение о санкциях вступило в силу. Это значит, что завод не сможет выпускать автомобили марки Volkswagen и использовать импортные детали. Также для ГАЗа отныне закрыты западные рынки капитала и, возможно, зарубежные рынки сбыта, так как потенциальные иностранные покупатели и обслуживающие их банки будут опасаться переводить денежные средства подсанкционному предприятию.

Сможет ли завод выжить под прессом таких ограничений, объясняет заместитель исполнительного директора Ассоциации «Объединение автопроизводителей России» Алексей Сереженкин: «Ничего катастрофического с ГАЗом не произойдет, будет дальше жить и даже развиваться. Конечно, кооперацию с Volkswagen придется свернуть, но удельный вес этого сотрудничества в общей деятельности завода невелик. Основное направление для горьковчан — производство коммерческой техники, и пока спрос на “ГАЗели” не ослабевает.

ГАЗ больше не требует от Volkswagen 15,6 млрд рублей — подписано мировое соглашение

Горьковский автозавод (ГАЗ) отказался от иска о взыскании с немецкого автоконцерна Volkswagen 15,6 млрд рублей, после чего производство по делу в суде было прекращено. Сторонами было достигнуто мировое соглашение в рамках спора о расторжении соглашения о контрактной сборке.

В марте ГАЗ потребовал взыскать с концерна Volkswagen 15,6 млрд руб. убытков из-за досрочного разрыва соглашения о контрактной сборке автомобилей Volkswagen и Skoda на предприятии в Нижнем Новгороде.

ГАЗ больше не требует от Volkswagen 15,6 млрд рублей — подписано мировое соглашение

В апреле ГАЗ подал ещё один иск, в котором сумма выросла почти вдвое, до 28,4 млрд руб. Вскоре суд отказал в аресте активов VW по этому иску и в обеспечении иска к Volkswagen на 15,6 млрд руб.

На заводе ГАЗ собирали Volkswagen Taos, Skoda Kodiaq, Skoda Karoq и Skoda Octavia. В феврале 2021-го предприятие отметило производство 400-тысячного автомобиля методом полного цикла.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *